Главная | Ф. вийона. малое завещание

Ф. вийона. малое завещание


Я - мученик любви, точь-в-точь Романов рыцарских герой. О Господи, мой стон услышь! VIII Коль скоро суждено навек Уйти мне в дальние края, А я всего лишь человек, Не из железа плоть моя И бесконечно жизнь ничья Не может длиться на земле, Кому и что оставлю я - Изложено мной в этом лэ. Ему же - мой шатер и стяг. X Оставлю сердце я засим Той, кем так злобно прогнан был, В ком к уверениям своим Сочувствия не пробудил, Из-за кого и сам уныл, И горестно мое житье, И дни влачить нет больше сил.

Благой Творец, прости ее! Где королей французских род, В сравненье с коими другие Владетели корон -- не в счет? Все новые из года в год Монастыри при них росли, Но кто теперь их след найдет?

Рекомендуем к прочтению! жилищный вопрос агентство спб

Взять хоть Дижон, хоть Доль -- любые Места, каких невпроворот, -- Везде синьоры спят былые, Сошедшие под вечный свод. Смельчак, мудрец, злодей, юрод -- В гроб все до одного легли. Никто сверх срока не живет. Принц, всяк червям на корм пойдет. Как ни хитри и ни юли, Ничто от смерти не спасет. Кто погулял, как я, отменно, Легко на тот уходит свет. Мы все у смерти под косой. Вот и утешься тем, старик. Ты встарь изрядный был шутник И зло высмеивал других, А, поседев, и сам привык Сносить молчком насмешки их.

Ты -- обезьяна, ты -- урод, Общаться с коим неприятно. Молчишь -- осудят многократно, Ославив чванным стариком; Раскроешь рот -- поймут превратно И скажут: XLV Теперь с сумой ходить тебе И кланяться за каждый грош Да слать проклятия судьбе За то, что ты еще живешь, Хоть жить давно уж невтерпеж. Когда б не знал ты, что навек За это в ад отсель пойдешь, Ты сам бы дни свои пресек. XLVI Удел старух еще убоже: Краса ушла, богатства нет, И спрос на тех, кто помоложе.

«МАЛОЕ ЗАВЕЩАНИЕ»

Вот и грустят они, что лет Им слишком мало на расцвет Всевышний соизволил дать, Но Бог немотствует в ответ -- Не знает Он, что им сказать. Вновь стать такой хотелось ей, Какой она была моложе. Как жить, коль я с мощами схожа, А все ж боюсь сойти в могилу? Я без зазрения вертела Попом, писцом, купцом любым -- Их так мое прельщало тело, Что с любострастием слепым Они, глупцы, добром своим Пожертвовать мне были рады, Но не всегда дарила им Я то, чего мужчине надо.

Была горда я до того, Что многих сдуру отшивала И тратила на одного Доход, который добывала, А плут за то, что отдавала Ему сполна я всю себя, Мне ставил фонари, бывало, Лишь деньги -- не меня любя. Как позволяла, не пойму, Я нагло помыкать собою За редкий поцелуй ему Прощая грубость, брань, побои И поношение любое?

Досель о нем мне по ночам Грустить назначено судьбою. А что в итоге? Он мертв давно -- уж тридцать лет, А мне досталась доля злая: Надежд на счастье больше нет, Ушла моя краса былая.

Стыжусь раздеться догола я: Мешок с костями, И страх сама в себя вселяю, И от тоски давлюсь слезами. Где брови-арки, чистый лоб, Глаза пленявший белизной, И золотых волос потоп, И взор, в сердца струивший зной Своею дерзостью шальной, И нос, ни длинный, ни короткий, И рот, что ал, как мак степной, И ямочка на подбородке?

Удивительно, но факт! Получилось так, что в Англии и Шотландии возникла своя баллада, в чём-то очень отличная от баллад других стран.

Где гибкость рук моих точеных, И пышность соками налитой Груди, приманки для влюбленных, И зад упругий, крепко сбитый, Встарь намахавшийся досыта, И сладостный заветный клад, Меж двух мясистых ляжек скрытый, И вкруг него цветущий сад? Лоб сморщен, голова седа, Облезли брови, взгляд поблек, Хоть блеском в прошлые года К себе торговцев многих влек, В ушах и на щеках пушок Щетиною сменился грубой, Нос изогнулся, как крючок, Беззубы десны, ссохлись губы.

Вот участь красоты на свете: Свело дугой персты-ледяшки, Повисли руки, словно плети, С мочалой сходствуют кудряшки, Сгнил сад любви -- там запах тяжкий, Обмякли и пожухли сиськи, И ляжки больше уж не ляжки, А съежившиеся сосиски. Так, сев на корточки кружком, Зимой холодной разговоры Мы, дуры старые, ведем Про золотую нашу пору. Вмиг отгорел огонь, который Мы сглупу развели столь рано. Оскудевает слишком скоро Тот, кто щедрит не в меру рьяно". Всю ночь ловите до рассвета Поклонников любого сорта -- Желанны вы лишь в дни расцвета: На торг нейдут с монетой стертой.

Пусть грубы, скупы, злы мужчины -- Зря, Бланш-башмачница, не сетуй И с кротостию голубиной Служи им, шляпница Жаннетта. Ведь чуть для вас минует лето, Вы не годны уже ни к черту, Как клирик, что презрел обеты: Чарует не лицо -- личина, Которая на нем надета.

Отнюдь не красоты картинной Ждет друг от своего предмета, Но нежности, тепла, привета, А у старух дыханье сперто, И потому тепла в них нету. Запомните же, девки, это, Пока не жалки, не мухорты И песня ваша не допета: Ведь на бумагу занесен Моим писцом Фирменом он Будь проклят этот плут, коль скоро По лени текст им искажен: Огрех слуги -- вина синьора.

Кто не в пример тебе стыдится Со шлюхами водить знакомство, Тот от любви не отвратится, Озлясь на них за вероломство. XLIX Мужчины любят их лишь час, Они ж мужчин -- за деньги только, Ложась в постель с любым из нас, Покуда есть в мошне хоть сколько, И если глуп ты не настолько, Чтобы добра от девок ждать, У честной женщины изволь-ка Любви и верности искать". L Такие доводы, боюсь, Не в силах буду я разбить И всеконечно соглашусь, Что потаскух не след любить.

Но разве вправе я забыть, Хоть и трактую их нелестно, Что, прежде чем начать блудить, Они ведь тоже были честны? LI Ничей дурной язык не мог Ни в чем их упрекнуть сначала.

У каждой был один дружок. Та клирика предпочитала, А эта ряс не одобряла, И был мирянин избран ею, Чтоб страсть тушить, что в ней пылала Антонова огня сильнее.

LII Как и советует "Декрет", Они сперва в делах таких Старались соблюдать секрет, Дабы не соблазнять других, Но вскорости дружков былых Им начало недоставать, И ныне каждая из них Согласна с кем попало спать.

Трикраты больше шесть, чем два. LIV К тому ж вольнолюбива страсть: Где нет свободы -- нет желанья, И вправе мы, натешась всласть, Сказать друг другу: Не всякий же отдать готов В любви, охоте, фехтованье За миг отрады год трудов. Нет дурня хуже, чем влюбленный. Счастливец тот, кто не влюблен! Нарцисс, самим собой плененный Красив он был, да неумен, -- Свалился в ключ незамутненный. Сарданапал, что Крит смирил, Сменить, бабенкой одуренный, Свой пол по прихоти решил И прял, по-женски обряженный.

Атласом ляжек распаленный, Забыл Давид, что должен он Блюсти Господние законы. На что был Ирод царь смышленый, А все ж Креститель им казнен В угоду девке развращенной. Скажу я про себя: Но остудить мой плотский пыл Не смог урок преподнесенный, И если б даже мне грозил Костер, как ведьме уличенной, Грешил бы все ж я беспардонно, Не веря ни одной из жен: Они всегда к коварству склонны.

LV Скажи мне та, кого так страстно В былые дни я обожал, По ней страдая ежечасно, Чтоб зря я не воображал И даже в мыслях не держал, Что станет все ж она моей, Себя бы я не унижал, Избегнул бы ее сетей. О чем ни вел бы речь я, Охотно слушала она, Мне даже словом не переча, Чтоб мог я все сказать сполна. Мила, внимательна, нежна Она всегда со мной была, Но, только с виду влюблена, На самом деле мне лгала.

Удивительно, но факт! Типичный мотив для Срв:

Считал открытой дверью щелку, Отборную муку -- золою, Медяк -- монетой золотою, Мякину -- пищей самой вкусной Одно нам выдать за другое Всегда сумеет враль искусный. LVIII Я небо принимал за таз, За бычью шкуру -- полог туч, Голыш прибрежный -- за алмаз, Канаву -- за гремучий ключ, Прут для клейменья -- за сургуч, Свинью в грязи -- за чернеца, Отмычку -- за хозяйский ключ, Аббата -- за пажа-юнца.

LIX Мужчину, если даже тот Не промах сам насчет подсидки, Его зазноба обведет Вкруг пальца с первой же попытки, И он отдаст ей все пожитки. Вот так я той, кого любил, Обобран до последней нитки И надоедой прозван был. LX Любви я отрекаюсь ныне, В моих глазах ей грош цена. Меня к безвременной кончине Едва не привела она.

Мне лютня больше не нужна И воспевать любовь невмочь. Я получил свое сполна И вновь влюбляться не охоч. LXI Сорвал плюмаж со шляпы я -- Пусть ловит кто угодно перья. Любви чужда душа моя, Совсем другим живу теперь я.

А если спросят, мне не веря, Как смею я над ней глумиться, Я так отвечу, зубы щеря: LXII Я знаю, смерть моя близка: Мне трудно спину разогнуть, Не бел, а красен цвет плевка, И кашель раздирает грудь, И от мокрот не продохнуть. Для Жаннетон я -- инвалид И, хоть еще не стар отнюдь, Уже старик, увы, на вид.

Вот, скажем, метр Робер -- мы с ним Друг друга любим не слабей, Чем Богом ростовщик любим. Добром, что дурень разбросал, Распоряжаться все вольны.

Удивительно, но факт! В те времена вывески обычно заменяли номера домов Бларю -- Жан Бларю, парижский ювелир.

Встарь дав ему соломы малость, Гнилой матрас добавлю ныне, Чтоб бастрюку на нем дремалось Покойнее, чем на перине. Порукой в том -- их обещанье, А я им передал заране Все в этой бренной жизни мной Накопленное достоянье Вплоть до постели под собой.

Фирмен, ко мне поближе сядь, Чтоб недруг не подслушал нас. Все, что запишешь ты сейчас, Размножить соизволь потом Без добавлений и прикрас. Плоть стать должна добычей тленья, Душа -- в аду гореть, стеня. Не будут там страдать ни дня Лишь патриархи да пророки: К святым задам поднесть огня Не смеет даже бес жестокий. Их черти баловать не склонны -- Вино в аду не по карману. Смерть нищим не внушает страха. Ги Табари переписать я, Еще в недуге не простертый, Его заставил раз в четвертый, Поскольку в нем отражено Событие такого сорта, Что интересно всем оно.

Франсуа Вийон. Лэ, или малое завещание

Хотя моим грехам потерян счет, Ты смертным столько доброты явила, Что даже я надежду сохранила Тебя узреть, дожив свои года, -- Ведь пред Тобой душой я не кривила И этой верой буду жить всегда. Скажи Христу, что верность неизменно Ему блюла я. Пусть же ниспошлет И мне прощенье Он, благословенный, Как прощены Египтянка и тот, Кто продал черту душу и живот. Мне помоги, чтоб я не совершила Того, что погубило б Теофила, Не пожалей Ты грешника тогда.

Завет Господень я не преступила И этой верой буду жить всегда. Нища я, дряхла, старостью согбенна, Неграмотна и, лишь когда идет Обедня в церкви с росписью настенной, Смотрю на рай, что свет струит с высот, И ад, где сонмы грешных пламя жжет.

Рай созерцать мне сладко, ад -- постыло, И я молю, чтоб Ты не попустила, Владычица, мне угодить туда. Заступницу в Тебе я с детства чтила И этой верой буду жить всегда. Дева, Ты Христа носила, И Он, чьи вечно царство, власть и сила, Любовью движим, коей нет мерила, Людей спасти с небес сойдя сюда, Обрек себя на муки и могилу.

Наш Бог всеблаг -- так я доднесь твердила И этой верой буду жить всегда. Она ведь не меня любила, А вещи несколько иные.

Удивительно, но факт! Ну, кто ж охоч доход терять?

Кошельки тугие С монетами в изрядной дозе. Нет, лучше сунуть в петлю выю, Чем отписать хоть грош сей Розе! С Перне, Ублюдком де ла Барра, Отправить этот дар мне надо.

Вийон Франсуа

Раскусит с первого же взгляда Мою курноску сей посол И спросит: Румян и нежен лик, но нрав жесток, А сердце много тверже, чем алмаз. На пытку злой Амур, слепой божок, Случайно нас сведя, меня обрек. Уж он давно мне гибелью грозит, А все ж я вам не повторить не мог: Господь помочь несчастному велит. Мне б лучше скрыться прочь еще в тот раз, А я промедлил слишком долгий срок, Рыдал, молил, но все ж себя не спас, Так и оставшись здесь у ваших ног.

Ах, как я от позора изнемог! Франсуа Вийон написал 2 завещания: Это не поэмы, а своего рода поэтич. В них входят балладные строфы, рондо, четверостишия, послания к друзьям, матери, врагам. Франсуа Вийон в стихах все время говорит о смерти, это 1 из основн. В нашей лит-ре Франсуа Вийон стал известен сравнительно недавно, в нач. Честь открытия Франсуа Вийона для русск.

Лироэпический жанр английской народной поэзии и аналогичный ему жанр поэзии романтизма Р. Романтические баллады — сюжетное стихотворение, построенное на фантастическом, фольклорном, легендарно-историческом, бытовом материале, с мрачным, таинственным колоритом.

Баллады воплощались в музыке в виде сольных вокальных сочинений в сопровождении фортепиано Ф. Вольф ; создавались и инструментальные баллады главным образом фортепианные: Они модны в определённый момент, но потом затухают. Но есть жанры, обладающие способностью развития. Получилось так, что в Англии и Шотландии возникла своя баллада, в чём-то очень отличная от баллад других стран.

Первые, ранние англо-шотландские баллады: Вероятно, существовали и ещё более ранние. Просуществовали вплоть до 16в. Возникли на исторической почве: Баллада как жанр дистанцирует себя от современности, сюжет обращён в прошлое. Кроме того, пространственное дистанцирование: Мало героев-королей, в основном- рядовые люди, такие же, как анонимные авторы баллад. Но если есть короли, то это не гос. Деятели, а частные лица, показаны их чувства.

Очень важная роль — у категории рока, судьбы. Баллады, где присутствует испытание роком, называются балладами судьбы. Это очень характерная черта для баллад всех народов, в т. Баллада — плясовая песня. Выстроены очень по-разному, но во всех присутствует определённая музыкальность. Баллада — жанр синтетический то есть соединяет в себе черты всех 3-х родов литературы.

Эпический момент в том, что есть сюжет повествования, рассказчик нейтрален, то есть не высказывает своего отношения. Он — коллективное лицо. Вещает от имени народа.

Центральный герой баллады — человек из народа.

ЛЭ, ИЛИ МАЛОЕ ЗАВЕЩАНИЕ

Элементарное построение строфы, потому что сложно может писать конкретный автор, например, Вийон, а народные сказители пользуются устойчивыми, сложившимися интернациональными приёмами, такими как параллелизм. Но тем не менее, законченность строф, хоть и довольно простая строфика в основном — четверостишья, катрены. Англо-шотландские баллады благодаря этому напоминают стансы. Основные черты балладного жанра: Устойчивые мотивы баллады — сокол, конь, жена, етс, недосказанность, тайна.

Очень характерна для баллад кольцевая композиция.

Удивительно, но факт! Коль явите вы жалость к мертвецам, В свой срок и вам Господь воздаст добром.

В балладах всегда помимо тайны содержится мораль не басенная! Это мораль такого рода, - какую мы её сами выведем из баллады. Для баллады очень характерно нагнетание ужасов: Они тоже исполнены героического пафоса. Баллады о Робин Гуде. На протяжении всего раннего СРВ параллельно с сосл. Их герой — Робин Гуд, свободный крестьянин. Особенно любит грабить монахов. Возникновение цикла баллад о Робин Гуде закономерно. В Англии не было исторического эпоса, они компенсировали это незаполненное пространство.

Если мы присмотримся к балладам, то увидим, что они построены по тому же принципу, что фабльо и шванки. В центре — герой, который находится в оппозиции к существующему миропорядку.

Герои, которые находятся вне социального контекста, уже самим своим существованием нарушают устоявшийся ход вещей.

Удивительно, но факт! Меня к безвременной кончине Едва не привела она.

Шекспира, герой пасторали Б. В народном сознании всегда существует мечта об идеальном герое. Часто это — благородный разбойник, защитник бедных и слабых. Робин Гуд - собирательный обобщённый образ. Джеффри Чосер Джеффри Чосер. Родился, по новейшим исследованиям, около г.

Отец его, виноторговец, поставлял вино ко двору короля, благодаря чему и сын его попал довольно рано 17 лет ко двору в качестве пажа Елизаветы, жены Лионеля, сына Эдуарда III. Король выкупил его за 16 фунтов и, по возвращении его в Англию, сделал его своим камердинером, а впоследствии и оруженосцем. В это время он уже довольно основательно изучил доступных ему писателей и пробовал писать сам; между прочим, он воспевал в стихах свою любовь к одной неизвестной даме, которая не отвечала взаимностью на его страсть.

Перевод утрачен; приписывавшийся прежде Ч. Чосер утешает герцога, ее мужа, в его утрате. Он посетил Фландрию и Францию и в г. В , и годах он предпринял еще ряд путешествий на континент по более или менее важным поручением правительства, иногда секретным. Во время пребывания в Италии Ч. Путешествие в Италию способствовало так же ближайшему знакомству Ч. Изучение итальянских и латинских классиков оказало влияние на формальную сторону поэзии Ч.

В промежутках между поездками на континент Ч. Он вводит в него формулировки нотариальной конторы, он говорит, как распорядиться его ценностями, истинными и вымышленными. Порвав с условностями любовной куртуазности, он соединяет таким образом два сюжета: А кроме того, он оплакивает иллюзию.

Надежда на церковные бенефиции была мизерной. А превращение клирика в правонарушителя свело на нет всякую надежду.



Читайте также:

  • Перечень документов для оформлении земельного участка под домом
  • Расторжение брака и недействительность брака
  • Адвокаты по семейным делам в кургане